Молниеносный бросок: Ирак

Посреди величайших завоевателей были те, кто сначала в нерешительности задерживался у Багдада, до того как на него поруха. Но никто еще не стягивал к этому старому городку настолько ошеломляющие силы, как сделали США весной 2003 года. У американских командиров был обычный план: они окружат Багдад танками, чтоб заступники городка не сбежали, и Молниеносный бросок: Ирак вышлют в город подразделения для захвата дворцов, военных баз и других важных объектов диктатуры Саддама Хусейна.

На посту в одиннадцати милях на юг от Багдада полковник Дэвид Перкинс, командир мотопехотной бригады, отчаянно жаждал избежать небезопасной кампании, включающей в себя боевые деяния в большом городке. Шестого апреля он предложил товарищам Молниеносный бросок: Ирак другой выход: полковник намеревался совершить дерзкий «молниеносный бросок» – пробиться к центру Багдада со своими людьми, которых было меньше тыщи. Они захватят пятимиллионный город, обещал Перкинс, за один денек.

«Молниеносный бросок» обычно представляет собой резвый, смелый и разрушительный прорыв на неприятельскую местность и возвращении назад. Люди полковника Перкинса Молниеносный бросок: Ирак уже провели один таковой «бросок» деньком ранее – колонна танков и бронетранспортеров под огнем пробилась к аэропорту Багдада, уничтожив несколько сотен защитников городка, и к закату возвратилась в неопасное место. Через несколько часов после чего рейда министр инфы Ирака Мухаммед Саид ас-Сахаф провел звучную пресс-конференцию, во время которой опровергал Молниеносный бросок: Ирак, что америкосы смогли добиться аэропорта. Перкинс воспринял это как оскорбление и вызов. Он уверил старших по званию выслать его на очередной «молниеносный бросок», сейчас куда более наглый. Сейчас Перкинс собирался прорваться к центру городка и закрепиться там. «При соответственных критериях я смогу выдержать ночь, – обосновывал он. – Если продержусь ночь Молниеносный бросок: Ирак, то останусь там навечно. Если смогу закрепиться в стенках городка, война будет закончена».

Перкинс и его офицеры собрались сделать собственной целью не что другое, как дворцовый комплекс, откуда Саддам Хусейн правил Ираком. Этот комплекс размещался на стопроцентно закрытой от населения местности размером две квадратные мили в извиве реки Тигр. Самое Молниеносный бросок: Ирак шикарное здание, Республиканский дворец, декорировали четыре бюста Саддама Хусейна, каждый высотой тринадцать футов. В других зданиях расположилась военная и политическая элита Хусейна. За стенками комплекса лежали и другие соблазнительные цели – к примеру, парадный плац, Министерство инфы и штаб правящей партии – Баас.

Единственной дорогой от штаба Перкинса к Молниеносный бросок: Ирак центру Багдада было Шоссе 8, по которому его люди добрались и до аэропорта. Перкинс знал, что повдоль дороги затаились заступники городка, готовые повстречать колонну дождиком из гранат и гневным огнем из винтовок. Вобщем, америкосы уже узрели, что заступники неорганизованны и незнакомы с простейшими стратегиями ведения боя. Также они были очень слабо вооружены, чтоб Молниеносный бросок: Ирак противостоять танкам, бронетранспортерам и боевым машинам «Брэдли».

Чтоб удержать позиции в центре городка, Перкинс планировал захватить это шоссе. Больше всего защитников укрепилось вокруг 3-х основных развязок. Перкинс осознавал, что конкретно они – ключ к успеху «молниеносного рывка». Он и его офицеры обвели эти цели на карте и каждой дали Молниеносный бросок: Ирак имя. Они могли именовать их «Один», «Два», «Три» либо «Красный», «Желтый», «Синий». Но офицеры избрали три имени, близких каждому янки: «Кёрли», «Ларри» и «Мо».

Офицерам, собравшимся во временном штабе Перкинса намедни дерзкого прорыва, повсевременно говорили, что Багдад возьмут 82-я и 101-я воздушно-десантные дивизии, а их роль будет заключаться в Молниеносный бросок: Ирак поддержке. Перкинс гласил нечто совсем другое: они сами станут ударной силой.

«Мы сделали условия для падения иракского режима, – произнес Перкинс своим офицерам. – Молвят, чтоб одолеть в этой войне, необходимо 5 дивизий, но сейчас нет никаких колебаний, что завтра мы сможем сделать это самостоятельно».

Перкинс, сорокачетырехлетний выпускник Военной академии Молниеносный бросок: Ирак США из городка Кин, штат Нью-Гэмпшир, разработал план, согласно которому две колонны танков понесутся в Багдад, стреляя, но не вступая в бой с противником. Следом двинется мотопехотная бригада, оставляя на каждой из 3-х целей по боевой группе. Как Кёрли, Ларри и Мо окажутся в руках янки, в город понесутся Молниеносный бросок: Ирак грузовики с топливом и боеприпасами для взявших дворцовый комплекс боец.

«Черт, мы ворвемся прямо в гребаный Багдад! – услышав приказ Перкинса, пошевелил мозгами капитан Филип Уолфорд, чьей задачей было захватить комплекс. – Вы безумный? Вы соображаете?»

Этим же вечерком Уолфорд собрал командиров собственного подразделения вне стенок штаба. Он развернул карту Багдада Молниеносный бросок: Ирак на капоте собственного «Хамви» и в свете нескольких фонариков растолковал командирам задачки. Если Уолфорда терзали сомнения, он ничем себя не выдал. Он только произнес традиционную речь намедни битвы:

«Мы отправляемся к самому сердечку режима Саддама; мы его захватим и удержим. Если они выпустят в нас одну очередь, мы ответим тыщей Молниеносный бросок: Ирак. Если они уничтожат 1-го из наших, мы убъем их всех… и заставим их пожалеть о том деньке, когда они вступили в иракскую армию. Побеседуйте с бойцами. Пусть ребята знают, чего мы от их ждем. Завтра в бой».

Когда южноамериканская колонна двинулась из импровизированного лагеря, туманный рассвет только забрезжил Молниеносный бросок: Ирак. Колонна состояла из девятисот семидесяти боец в шестидесяти танках, 20 восьми «Брэдли» и нескольких бронетранспортерах. По мере движения артиллерия открывала огнь по препядствиям впереди, рассчитывая выстрелы так, чтоб колонна добралась до цели через 10 минут. Когда танкисты услышали взрывы у Кёрли, первой развязки на их пути, они сообразили, что Молниеносный бросок: Ирак многие ее заступники только-только погибли.

Обороняющиеся войска, состоявшие из забугорных боевиков и преданных Хусейну иракцев, сражались с храбростью на грани фанатизма. У их не было шлемов, бронежилетов и практически не было орудия сильнее винтовок и гранатометов. Их познания в военно-полевом деле были так простыми, что они, казалось Молниеносный бросок: Ирак, даже не понимали, как высчитать линию движения выстрелов из их малочисленных минометов и артиллерийских установок. Заступникам городка предстояло сразиться с противником, который полагался на суровые технологии и огневую мощь. Они никак не могли приостановить подобного противника.

К середине утра, как он и планировал, полковник Перкинс пробился к центру Багдада. Его люди Молниеносный бросок: Ирак убили 10-ки автомобилей, начиненных взрывчаткой, и уничтожили сотки иракских боец. Уже в стенках дворцового комплекса Перкинс отдал маленькое интервью американской прессе, надеясь обосновать всем, что он и по правде находится в сердечко Багдада. Два офицера, оба выпускники института Джорджии, триумфально подняли флаг баскетбольной команды «Джорджия Бульдогс» и Молниеносный бросок: Ирак проорали ее слоган.

Но ликования скоро были омрачены. Сначала пришел доклад, что штаб попал под огнь и в итоге погибли несколько боец и два европейских журналиста. Потом Перкинс по очереди получил известия от собственных командиров в Кёрли, Ларри и Мо. Каждый отбивал волну за волной и умолял о подкреплении Молниеносный бросок: Ирак и артиллерийской поддержке.

Раздумывая, должен ли он оставаться на позиции либо же стоит отойти, Перкинс услышал радиосообщение самого ненавистного иракца – министра инфы ас-Сахафа. «Неверные сотками идут на суицид у ворот Багдада», – заявил ас-Сахаф. Этих слов Перкинсу было довольно. «Остаемся», – скомандовал он офицерам.

К середине денька, невзирая на как и раньше Молниеносный бросок: Ирак насыщенные бои на развязках, шоссе признали довольно неопасным для транспорта снабжения. Фактически весь путь колонна прошла под огнем, утратив 5 грузовиков у Кёрли, где заступники городка устроили засаду. Вобщем, к вечеру люди Перкинса уже разгружали драгоценное горючее и боеприпасы. Америкосы еще не захватили Багдад, но они уверенно удерживали позиции и Молниеносный бросок: Ирак обеспечили для себя неопасный маршрут.

Этот «молниеносный бросок» стоил жизни пятерым южноамериканским бойцам. Операция была потрясающе обмыслена. Над ней работали наилучшие стратегии, а в действие ее привели храбрые, отлично организованные бойцы, используя настолько сложное оборудование, которое и не снилось их противнику. Как и весь план ведения этой войны, операция Молниеносный бросок: Ирак служила только военным целям. Ни Перкинс, ни хоть какой другой южноамериканский офицер в Ираке – либо в Вашингтоне – не думал, как США поступят с этой государством после ее завоевания. По словам Дэвида Зукчино, репортера «Los Angeles Times », который находился с бойцами, те считали, что захват Багдада станет их «обратным Молниеносный бросок: Ирак билетом на родину».

«Как только Багдад падет, война завершится. Их миссия будет выполнена. Дискуссий о послевоенном восстановлении экономики и формировании государственности фактически не велось. Подразделение не получало распоряжений насчет последующих действий после окончания боев, не было никаких приказов о том, что делать с Багдадом, когда он окажется в руках Молниеносный бросок: Ирак американцев».

Участники «молниеносного броска» были далековато не единственными, кто считал, что Иракская война окончится захватом Багдада и свержением Саддама Хусейна. Спустя чуть ли неделю после удачного прорыва главнокомандующий операцией «Иракская свобода» генерал Томми Фрэнкс, ликуя, сошел с борта самолета «C-130» в аэропорту Багдада и вскинул ввысь кулак. На первой Молниеносный бросок: Ирак встрече со старшими офицерами он отдал приказ им начать подготовку к выводу войск. Генерал сказал, что 1-ые подразделения выдвинутся в течение шестидесяти дней и к сентябрю из 100 сорока тыщ южноамериканского контингента в стране должно остаться только 30 тыщ.

В конце совещания генерал Фрэнкс произнес офицерам, что у него есть сюрприз Молниеносный бросок: Ирак. Адъютант включил телевизионный экран, на котором появился президент Буш и поздравил военных. После его речи они, закурив сигары, позировали для фото в честь победы. Никто даже не подозревал, что война только начинается.

Историю Иракской войны можно было и, наверняка, всегда можно будет охарактеризовать одним вопросом: для чего? Касательно собственных Молниеносный бросок: Ирак мотивов президент Буш и горстка советников, которые развязали эту войну, делали массу противоречивых заявлений, менявшихся в протяжении всего конфликта. У каждого были свои мотивы, очевидные и потаенные. Но факт остается фактом: спорность этих мотивов делает Иракскую войну уникальной в истории Америки. Это единственный конфликт, в каком америкосы Молниеносный бросок: Ирак сражались, вправду не зная для чего. Вопрос Ирака был основным на повестке денька Белоснежного дома с тех пор, как Буш-младший пришел к власти в январе 2001-го. Через 10 дней после инаугурации, на собрании Совета государственной безопасности, президент Буш, вице-президент Дик Чейни и другие старшие бюрократы заинтересовались большим снимком с камеры Молниеносный бросок: Ирак воздушного наблюдения, который показал глава ЦРУ Джордж Тенет. На снимке было изображено здание в Ираке, которое, по словам Тенета, могло быть «заводом, где создают хим либо био материалы для военного применения». Два денька спустя на другом собрании, когда Госсекретарь Колин Пауэлл представлял стратегию «адресных санкций», его перебил министр Молниеносный бросок: Ирак обороны, Дональд Рамсфелд, главный конкурент Пауэлла.

«Санкции – это отлично, – произнес Рамсфелд, – но на данный момент мы должны мыслить о том, как добраться до Саддама. Только представьте, как будет смотреться эта страна с правительством, поддерживающим интересы США».

Так произошли 1-ые стычки в Иракской войне. Стало ясно, что главные члены Молниеносный бросок: Ирак новейшей администрации вначале твердо хотят вести войну, и с первых дней они находили оправдание своим целям.

«Никто не дискуссировал это сложное предложение тщательно, – позднее вспоминал министр денег Пол О’Нил. – С самого начала мы собирали подтверждения против Саддама, находили метод его убить и сделать из Ирака новое правительство. И считали Молниеносный бросок: Ирак, что если нам получится загаданое, то это все изменит. Мы сосредоточились на поиске метода заслуги цели. Такой был общий тон. Президент гласил: „Отлично. А сейчас найдите метод этого достигнуть“».

Администрация Буша так сосредоточилась на иракском вопросе, что он вытеснил все другие, даже важнейшие задачки наружной политики, стоявшие перед Молниеносный бросок: Ирак новым правительством. Практически через некоторое количество дней после инаугурации Буша его главный спец по борьбе с терроризмом Ричард Кларк написал срочный меморандум советнику по государственной безопасности Кондолизе Райс с просьбой провести инструктаж министров и других чиновников по опасности со стороны террористической сети «Аль-Каида». Райс назначила инструктаж только через три Молниеносный бросок: Ирак месяца и пригласила быстрее второстепенных чиновников, чем представителей Кабинета министров. Кларк заявил, что они должны вывести вопрос «Аль-Каиды» на 1-ое место, «так как она и только она представляет конкретную и суровую опасность США».

«Ну, есть и другие, более суровые, – ответил заместитель министра обороны Пол Вольфовиц. – Иракский терроризм, например Молниеносный бросок: Ирак».

Кларк опешил и произнес Вольфовицу, что ни о каких террористических актах со стороны Ирака по отношению США ничего не понятно. Потом он обратился за поддержкой к заместителю главы ЦРУ Джону Маклафлину.

«У нас нет свидетельств опасности со стороны действующих иракских террористов по отношению к Штатам», – подтвердил Маклафлин.

«Вы Молниеносный бросок: Ирак переоцениваете бен Ладена, – настаивал Вольфовиц. – Он не мог совершить таковой теракт [взрыв заминированного грузовика], как в 1993-м в Нью-Йорке, без государства-спонсора. Если ФБР и ЦРУ не смогли отыскать связь, это не означает, что они не связаны».

Сие помешательство уходит корнями в восьмидесятые, когда Ирак погряз в стршной восьмилетней войне Молниеносный бросок: Ирак с Ираном. Боевики, гневно настроенные против США, захватили власть в Иране, и президент Рейган жаждал сделать все вероятное для их поражения. Таким макаром он начал всячески поддерживать Саддама Хусейна. Рейган выслал к Хусейну Дональда Рамсфелда, специального посла на Ближнем Востоке, чтоб выяснить, какая нужна помощь. Скоро южноамериканские разведслужбы стали Молниеносный бросок: Ирак предоставлять Хусейну отчеты о передвижениях иранских военных, что посодействовало ему избежать зазорного поражения.

В течение 7 лет Штаты продали Хусейну орудия на двести миллионов баксов и парк вертолетов, вначале созданный для внедрения в штатских целях. Вашингтон также выделил ему 5 млрд баксов в качестве сельскохозяйственных кредитов и заем размером в 600 восемьдесят Молниеносный бросок: Ирак четыре миллиона баксов для строительства нефтепровода в Иорданию, которым занялась калифорнийская компания «Bechtel ».

Доверие меж США и Ираком отдало трещинку, когда Саддам начал получать орудие от СССР. Но еще 20 5-ого июля 1990 года, когда Джордж Буш-старший сменил Рейгана на посту президента, меж государствами как и раньше сохранялись дружеские дела. В Молниеносный бросок: Ирак тот денек Саддам вызвал к для себя южноамериканского посла в Багдаде Эйприл Гласпи для так именуемой «всесторонней политической беседы».

«Президент отдал мне точные указания сделать лучше дела с Ираком», – сказала ему Гласпи.

Саддам разразился речью, которая равномерно затронула тему его пограничного конфликта с примыкающим Кувейтом. Ирак десятилетиями Молниеносный бросок: Ирак считал его частью собственной земли. Саддам перечислил целый перечень предполагаемых оскорблений, что Кувейт нанес Ираку, начиная от территориальных посягательств и заканчивая давнешним обвинением, что Кувейт «отравляет даже молоко, которое пьют наши дети».

«Наше терпение на финале, – произнес Хусейн послу Гласпи. – Если мы не сумеем отыскать решение, Ирак, естественно, не захотит Молниеносный бросок: Ирак погибать».

Таким макаром Хусейн прозрачно намекнул на то, что собирается поруха на Кувейт. Америкосы не возражали против нападения на Иран практически 10 лет тому вспять, и сейчас Хусейн желал убедиться, что они вновь закроют глаза на его намерения. Гласпи ответила конкретно так, как ему было необходимо.

«У нас нет представления Молниеносный бросок: Ирак по вопросам таких внутренних арабских конфликтов, как ваши пограничные разногласия с Кувейтом», – произнесла она Саддаму.

Восемь дней спустя Хусейн с легкостью захватил Кувейт и назначил его девятнадцатой провинцией Ирака. Но, к изумлению Хусейна, президент Буш был возмущен. Кувейт являлся основным поставщиком нефти в США, и Буш поклялся Молниеносный бросок: Ирак, что иракская оккупация длительно не продлится. Последующие 5 месяцев он методично собирал коалицию из 30 4 государств, разделяющих его решимость.

Шестнадцатого января 1991 года коалиция под управлением США начала бомбардировки Ирака и иракских позиций в Кувейте. Дальше последовала и наземная атака, в итоге которой иракская армия не только лишь бежала из Кувейта, да Молниеносный бросок: Ирак и оказалась загнана практически к самому Багдаду. Были те, кто вдохновлял Буша взять столицу и свергнуть Саддама, но президент благоразумно отказался.

Вторгнувшись в Кувейт, разумеется, под неверным впечатлением, что США одобряют схожее мероприятие, Саддам перевоплотился в изгоя в очах Штатов. Меж ним и янки завязалась вражда, которая продлилась все последующее десятилетие Молниеносный бросок: Ирак. Невзирая на экономические санкции и разгромленную армию, Саддам отдал приказ бойцам при хоть какой способности стрелять по южноамериканским самолетам-шпионам. Ни один самолет не был сбит, но америкосы ответили бомбардировкой всех ракетных позиций Ирака, которые они смогли найти. В 1993 году, после обнародования отчетов о попытках Саддама устроить Молниеносный бросок: Ирак убийство бывшего президента Буша, америкосы накрыли бомбами сам Багдад. Они повторили бомбардировку 5 лет спустя, когда Саддам выгнал из страны профессионалов из Специальной комиссии ООН.

Саддам пережил все атаки. Некие влиятельные америкосы, в особенности те, кто занимал принципиальные посты в бывших республиканских администрациях, считали его жизнестойкость нестерпимой. В глубине души они Молниеносный бросок: Ирак понимали, что Саддам их затмил, и они страстно захотел его убить. Когда отпрыск Буша стал президентом в 2001-м, кое-кто из этих людей вновь пришел к власти. Чейни, министр обороны при Буше-старшем, стал вице-президентом младшего. Вольфовиц, прошлый старший бюрократ Министерства обороны, стал вторым по старшинству членом новейшей администрации. Рамсфелд Молниеносный бросок: Ирак, который был министром обороны при президенте Джеральде Форде в 70-х, вновь занял этот пост в 2001-м. Все эти господа возвратились к власти с жестким намерением окончить начатое в Ираке.

Новый президент лично заразил Белоснежный дом решимостью. Он называл Саддама «парнем, который желал уничтожить моего отца», и когда Молниеносный бросок: Ирак ему предложили вторгнуться в Ирак после терактов одиннадцатого сентября 2001 года, Буш здесь же увидел метод отомстить, окончить дело отца и вернуть честь семьи.

Ричард Кларк считал эту идея криминально безответственной.

«После теракта „Аль-Каиды“, – гласил он Госсекретарю Пауэллу, – бомбардировать в ответ Ирак равносильно вторжению в Мексику после нападения японцев на Молниеносный бросок: Ирак Перл-Харбор».

Через некоторое количество дней после теракта 11 сентября Буш, в одиночестве ожидавший в Ситуационной комнате Белоснежного дома, вызвал к для себя Кларка. Кларк позднее вспоминал, что, когда он и два его ассистента вошли, президент закрыл дверь и дал им необыкновенный приказ.

«Знаю, что у вас и Молниеносный бросок: Ирак настолько не мало работы, – произнес Буш, – но я желаю, чтоб вы как можно быстрее всё перепроверили, всё. Вдруг это сделал Саддам. Вдруг он как-то связан?»

«Господин президент, – удивился Кларк, – теракт сделала „Аль-Каида“»!

«Знаю, знаю, но проверьте, замешан ли Саддам, – настаивал Буш. – Просто проверьте. Я желаю знать все мелочи».

«Конечно, проверим Молниеносный бросок: Ирак. Но мы уже пару раз инспектировали спонсоров „Аль-Каиды“ и не нашли ни одной ниточки к Ираку».

«Проверьте Ирак, – вновь отдал приказ Буш, – Саддама».

В течение последующих месяцев Буш и его ассистенты взяли политический курс, отражавший их помешательство. Заместо того чтоб использовать всю свою мощь и Молниеносный бросок: Ирак сокрушить террористическую компанию, ответственную за жуткие удары по США, они направили усилия против терана, который пусть и славился беспощадностью, но никогда не нападал и не грозил поруха на Штаты.

«Пока что мы не тронем Ирак, – произнес Буш Кондолизе Райс через четыре денька после 11 сентября, – но в конце концов вернемся к Молниеносный бросок: Ирак этому вопросу».

Позднее Буш оправдает собственный курс на Ирак предположением, что Саддам делает хим, био и ядерное орудие, которое скоро станет смертельной опасностью всему миру. Время от времени его заявления состояли из мешанины всех ужасных слов, что приходили ему в голову, к примеру, когда он объявил, что Саддам Молниеносный бросок: Ирак скоро развернет кампанию с внедрением «ужасных ядовитых веществ, и заболеваний, и газов, и атомных орудий». В заблаговременно приготовленных речах Буш выражался более ясно, как в интервью английской телевизионной сети посреди 2002-го.

«Произойдет ужасное, – гласил он, – если мы позволим таковой стране, как Ирак, где правит Саддам Хусейн, сделать орудия массового поражения, а Молниеносный бросок: Ирак потом слиться с террористическими организациями, чтоб шантажировать весь мир».

С схожим заявлением не спорил никто. Мир не может бездействовать, если ожесточенный теран делает и реализует такое орудие террористам, – это не просто безответственно, это незапятанной воды суицид. Неважно какая страна, начавшая войну на опережение против оного терана, действовала бы в Молниеносный бросок: Ирак рамках самозащиты. Но Саддам не был таким тераном. От его армии, после восьмилетней войны с Ираном и десятилетия санкций, осталась только пустая оболочка с вооружением так старенькым, что самое место ему было в музеях. Саддам также был мирским патриотом, который всю жизнь подавлял, а почти всегда убивал фундаменталистов, поддерживавших группировки Молниеносный бросок: Ирак вроде «Аль-Каиды». Стареющий и ограниченный, он представлял опасность разве что для собственного народа.

Никто из приближенных к президенту Бушу не представил план, позволяющий избежать войны с Ираком. Райс освоила искусство гласить президенту то, что он вожделеет услышать. При бюрократах из Пентагона Пауэлл именовал иракский проект безумием Молниеносный бросок: Ирак, но в беседах с Бушем вел себя куда осторожнее и гласил только, что вторжение не будет «столь легким, каким его на данный момент планируют». Личное лицо, генерал Брент Скоукрофт, служивший советником по вопросам государственной безопасности при отце Буша, сделал предупреждение. Оно появилось на страничках «Wall Street Journal » под Молниеносный бросок: Ирак заголовком «Не нападайте на Саддама».

«Доказательств, связывающих Саддама с террористическими организациями, и уж тем паче с событиями одиннадцатого сентября, фактически нет. Цели Саддама имеют не достаточно общего с задачками террористов, которые нам грозят, и у Саддама не достаточно обстоятельств для сотрудничества с ними. Навряд ли он станет рисковать своими Молниеносный бросок: Ирак вложениями в создание орудия массового поражения и уж тем паче собственной государством так, что передаст это орудие террористам, которые будут использовать его для собственных целей, в то время как все ниточки приведут назад к Багдаду…

Самое главное: неважно какая кампания против Ирака, непринципиально с какой целью, затратами и риском Молниеносный бросок: Ирак, на неопределенный период отвлечет наше внимание от борьбы с терроризмом. Ужаснее того, мир фактически единодушно выступает против нападения на Ирак… Если мы закроем на это глаза, с нами закончат сотрудничать в рамках сопротивления терроризму. И, без всякого сомнения, мы просто не сможем одолеть в этой войне без активной интернациональной помощи, в особенности Молниеносный бросок: Ирак в сфере разведки».

Следующие действия подтвердили правоту Скоукрофта. Как он и предвещал, война против Саддама обернулась неоценимым подарком исламским радикалам вроде бен Ладена. Почему же администрация Буша так напористо продвигала иракский проект, несмотря на предупреждения, что это подорвет безопасность Штатов?

Буш и его старшие советники могли Молниеносный бросок: Ирак вправду веровать, что Ирак обладает либо делает орудие массового поражения. Но они могли придти к схожему выводу исключительно в ходе очень политизированного процесса, в каком, как доложил глава МИ-6, посетив Вашингтон летом 2002-го, «разведданные и факты подгонялись под нужный политический курс». Вольфовиц позднее признал, что администрация решила использовать данный аргумент Молниеносный бросок: Ирак, «так как это была единственная причина, с которой согласились все». Обстоятельств было огромное количество. Каждый, кто поддерживал военную политику, предлагал по две-три собственных. Все вкупе они вправду подтолкнули США к войне.

Невзирая на напористые заявления Рамсфелда, что Иракская война «не имеет ничего общего с нефтью, полностью ничего общего Молниеносный бросок: Ирак», величавые державы нередко вторгались на Ближний Восток, когда что-то грозило их припасам нефти. США поглощают нефть взахлеб, активнее, чем неважно какая другая страна. Президент Буш, выросший посреди нефтяных магнатов Хьюстона и сам приложивший руку к нефтепромышленности, свято веровал, что южноамериканская безопасность находится в зависимости от доступа к Молниеносный бросок: Ирак ближневосточной нефти. Так считал и вице-президент Чейни, который, как и Буш, в один прекрасный момент этой индустрией занимался. Потому что Иран пребывал в руках неприятеля, а правительства других государств Персидского залива выходили из-под контроля, конкретно богатые припасы нефти Ирака, составляющие 10 процентов от мирового припаса, обеспечили бы Штатам размеренный Молниеносный бросок: Ирак приток нефти.

Южноамериканские компании намеревались извлечь из этой войны и ее последствий гигантскую выгоду. Больше всех нажилась компания «Halliburton », во главе которой когда-то стоял Чейни. Компания получила млрд баксов по договорам, заключенным на неконкурентной базе, начиная от перестройки нефтеперерабатывающих заводов Ирака и заканчивая строительством тюрем для военнопленных. Также Молниеносный бросок: Ирак гигантскую прибыль получили два других великана, тесновато связанных с республиканской партией – «Bechtel » и «Carlyle Group ».

Свою долю выгоды извлекли и южноамериканские компании, производящие боевые самолеты, снаряды и остальные орудия, в особенности тройка огромнейших: «Boeing », «Lockheed Martin » и «McDonnell-Douglas », которые только за 2002 год получили 40 один млрд баксов на договорах с Молниеносный бросок: Ирак Пентагоном. Эти компании вложили солидные суммы в предвыборные кампании Буша, и он предоставил их управлению главные посты в Пентагоне и других учреждениях. В сознании этих людей корпоративные интересы неотделимо смешались с муниципальными.

Бюрократы из Пентагона рассматривали Ирак в качестве полигона для тесты теорий, что посодействуют Штатам выигрывать Молниеносный бросок: Ирак войны. Самым рьяным был Дональд Рамсфелд. Он презирал так именуемую «Доктрину Пауэлла» (в честь генерала Пауэлла). Согласно этой доктрине, США не должны вступать в войну без такового количества войск, которое подавит хоть какого неприятеля и управится с хоть какими трудностями, что могут появиться после победы. Рамсфелд придерживался обратной теории Молниеносный бросок: Ирак: америкосы могут выигрывать войны с наименьшим количеством боец и бо́льшим – технологий. Потому он настаивал, чтоб в Ирак отправился относительно ограниченный контингент. Также он на публике отчитал генерала Эрика Шинсеки за слова о том, что для стабилизации Ирака после свержения Саддама пригодится куда больше войск.

В последние годы США Молниеносный бросок: Ирак получили возможность использовать местность большого ближневосточного страны для переброски войск в регион. Четверть столетия эту роль делал Иран, но Запад растерял его в процессе Исламской революции 1979-го. Потом США выбрали своим местным «доверенным лицом» Саудовскую Аравию, но к концу двадцатого века многие в Вашингтоне стали волноваться о длительной стабильности этой Молниеносный бросок: Ирак страны. Они решили, что безупречной подменой станет проамериканский Ирак.

Было мировоззрение, что вторжение в Ирак поможет защите царской семьи Саудовской Аравии. Местные, и не только лишь радикалы, в особенности бен Ладен, возмущались присутствием южноамериканского военного контингента на местности царства. Южноамериканские войска использовали Саудовскую Аравию в качестве военной базы Молниеносный бросок: Ирак еще со времен войны в Персидском заливе 1991 года. Это приводило многих мусульман в ярость, потому что армия неправильных оскверняла землю, где был рожден ислам. Вольфовиц понимал, что южноамериканское присутствие стало «источником необыкновенных сложностей для дружеского правительства», но считал, что войска нереально неопасно вывести, пока США не закрепились в другом месте Молниеносный бросок: Ирак на Ближнем Востоке. Вольфовиц именовал это «почти незаметной, но важнейшей» предпосылкой свергнуть Саддама и установить в Ираке проамериканский режим.

Многие главные фигуры в администрации Буша были ярыми сторонниками Израиля, а именно Ариэля Шарона и других бескомпромиссных политиков. Стабильности на Ближнем Востоке, заявляли они, можно достигнуть, только сокрушив противников Израиля. Хусейна Молниеносный бросок: Ирак они считали одним из самых небезопасных противников, потому с готовностью одобрили бы хоть какой план, в итоге которого он утрачивал власть.

Буш и его ассистенты также считали Иракскую войну методом показать миру, как возросла мощь США. Стремительная и сокрушительная победа в Ираке, рассуждали они, послужит впечатляющим предупреждением хоть какому реальному Молниеносный бросок: Ирак либо возможному противнику.

Последний аргумент в пользу войны стал главным после того, как южноамериканские наблюдатели нашли, что у Хусейна не было орудия массового поражения. Буш называл это «глубоким желанием распространить свободу по всему миру». Невзирая на то – либо как раз поэтому – что о мировой истории, и в особенности Молниеносный бросок: Ирак об исламских и ближневосточных странах, он знал не много, Буш уверил себя в истинности ряда утверждений. Он повсевременно заявлял, что западная форма демократии, основанная на свободе воли, выраженной в политических партиях и выборах, безупречна для всех глобальных сообществ; что на США лежит задачка распространить эту систему; что ее можно ввести Молниеносный бросок: Ирак в Ираке после южноамериканского вторжения. Оттуда, возлагал надежды Буш, она распространится по всему Ближнему Востоку, и регион перевоплотится в мирное и процветающее место.

Все эти мотивы в сумме привели администрацию Буша к войне с Ираком. В их базе лежало наисильнейшее желание отомстить, одержать окончательную победу над противником, который Молниеносный бросок: Ирак дразнил США – и семью Буша – более 10 лет. Таким макаром, существует сразу огромное количество ответов на вопрос, почему же США вступили в войну, – и ни 1-го. Когда этот вопрос задали Ричарду Хаасу, который возглавлял отдел политического планирования Госдепартамента в период подготовки к войне и полностью мог знать правду, тот от Молниеносный бросок: Ирак всей души ответил: «Я умру, так и не узнав. Не могу ответить. Я не могу разъяснить стратегическое помешательство на иракском вопросе и почему он получил главную значимость. Я просто не в состоянии разъяснить, почему настолько не мало людей решило, что это настолько необходимо».

В течение 2002 года вокруг войны Молниеносный бросок: Ирак равномерно росла шумиха. 20 девятого января в собственном каждогоднем воззвании к конгрессу президент Буш именовал Ирак, вместе с Ираном и Северной Кореей, частью «оси зла», которая представляла собой «смертельную и растущую опасность» США и остальному миру. Президент именовал иракский режим одним из опаснейших на земле и заявил, что он улучшает Молниеносный бросок: Ирак либо же отыскивает методы улучшать ядерное, био и хим орудие. «Я не стану бездействовать перед лицом приближающейся опасности». Полгода спустя Буш сказал выпускникам Военной академии США, что их страна втянута в «битву меж хорошем и злом», и предупредил, что, «если мы будем ожидать, пока угроза станет на сто процентов очевидной Молниеносный бросок: Ирак, мы упустим время».

Жесткое намерение Буша свергнуть Саддама глубоко обеспокоила многих людей США и других государств. Группа глобальных фаворитов, сомневавшихся в его ярких обвинениях по поводу вооружения Ирака, предложила другой подход: Совет Безопасности ООН издаст резолюцию с требованием, чтоб Саддам повторно принял профессионалов, которые пребывали в Ираке с 1991 по Молниеносный бросок: Ирак 1998 год. Если Хусейн выполнит требование, считали они, специалисты смогут найти, каким орудием располагает Ирак. Но это предложение грозило военному проекту, потому Чейни отказался.

«Возвращение профессионалов совсем не значит его [Саддама] согласие с резолюциями ООН, – произнес Чейни в августе во время выступления перед организацией Ветеранов забугорных войн США. – Напротив, тут таится Молниеносный бросок: Ирак большая опасность: мир может получить неверную надежду, что Саддам некоторым образом „вспомнил о собственном месте“… Проще говоря, нет никаких колебаний, что Саддам Хусейн обладает орудием массового поражения».

Неделю спустя, на собрании Совета государственной безопасности, генерал Томми Фрэнкс представил собственный план ведения войны. В конце он оборотился Молниеносный бросок: Ирак к Бушу и произнес то, чего фактически никто из собравшихся слышать не желал: «Господин президент, мы уже 10 лет ищем ракеты „Шквал“ и другое орудие массового поражения, но так ничего и не обнаружили». Буш пропустил замечание мимо ушей, как будто Фрэнкс ничего и не гласил. Через некоторое количество дней на собрании Молниеносный бросок: Ирак в Белоснежном доме Буш сказал конгрессменам, что считает Саддама Хусейна куда большей опасностью, чем «Аль-Каида».

«Борьба с терроризмом длится как должно, – произнес он. – Мы отлавливаем членов „Аль-Каиды“ 1-го за другим. Куда большая угроза, но, Саддам Хусейн и его орудие массового поражения».

Полста лет вспять Джон Фостер Даллес признал, что Молниеносный бросок: Ирак не нашел конкретных доказательств, что правительством Гватемалы правят из Кремля, но заявил о намерении свергнуть это правительство все равно, руководствуясь «нашим глубочайшим убеждением, что схожая связь должна существовать». Буш действовал по тому же принципу. Он обожал именовать себя «игроком с чутьем» и гордился остротой собственного чутья. Конкретно оно подтверждало Молниеносный бросок: Ирак, как он сказал в конце сентября, что «иракский режим обладает биологическим и хим оружием». Любые подтверждения оборотного он отторгал.

«Вряд ли хоть у кого-либо была возможность донести до него идея, что нападение на Ирак ослабит защиту США и усилит радикально-исламистское террористическое движение, – писал Ричард Молниеносный бросок: Ирак Кларк после ухода из администрации. – И, уж естественно, он не услышал бы схожих слов от узенького круга доверенных советников».

Осенью 2002-го сенат и палата представителей США со значимым перевесом проголосовали в пользу того, чтоб наделить президента Буша возможностями для введения войск в Ирак, если он сочтет подобные меры необходимыми. Скоро Молниеносный бросок: Ирак после чего Совет государственной безопасности США единодушно одобрил резолюцию, согласно которой Саддам Хусейн должен позволить профессионалам ООН возвратиться в Ирак и предоставить им доступ к хоть какому объекту. Многие в Вашингтоне растерялись, когда Хусейн стремительно отдал согласие, настаивая, что Иран – «страна, свободная от орудия массового поражения». 20 5-ого ноября Молниеносный бросок: Ирак комиссии прибыли в Багдад для возобновления работы.

В течение последующих месяцев главный эксперт ООН по оружию Ганс Бликс и генеральный директор Интернационального агентства по атомной энергии Мохаммед ель-Барадеи обнародовали вереницу относительно положительных отчетов. В их говорилось, что Хусейн не сотрудничает в полном объеме, но специалисты сейчас могли работать более Молниеносный бросок: Ирак свободно, чем когда-либо ранее. Седьмого декабря Ирак предоставил впечатляющий отчет длиной более одиннадцати тыщ страничек в доказательство, что в стране нет нелегального орудия. «Этот документ – ничто, это пустышка, издевка, – заявил Буш в общении с одним из забугорных союзников в Иракской войне, премьер-министром Испании Хосе Марией Аснаром, который Молниеносный бросок: Ирак прибыл через некоторое количество дней. – В некий момент мы решим, что с нас хватит, и уничтожим его».

Большая часть советников Буша, понимая, что он собирается свергнуть Хусейна, приняли эту идею и вдохновляли его к действиям. Посреди самых воодушевленных был Джордж Тенет, глава ЦРУ. Его аналитики нашли зацепки, предполагающие, что Молниеносный бросок: Ирак Саддам, может быть, прячет нелегальное орудие, но жестких доказательств как и раньше не было. Когда девятнадцатого декабря Буш спросил Тенета, как тот уверен в существовании иракского орудия массового поражения, глава ЦРУ откинул присущую величавым шпионским кураторам аналитическую точность и произнес ровно то, что желал услышать президент: «Верняк, – заверил его Молниеносный бросок: Ирак Тенет. – Не беспокойтесь».


molodie-parlamentarii-ufi-budut-sotrudnichat-s-fondom-imeni-rimi-batalovoj-molodost-nacii.html
molodie-specialisti-na-rinke-truda-materiali-dlya-informacionnih-stendov-centrov-sodejstviya-trudoustrojstvu-vipusknikov-uchrezhdenij-professionalnogo-obrazovaniya-molodoj-specialist-kto-on.html
molodie-uchenie-transportnoj-otrasli-napravlenie-konkursa-avtomobilnij-transport-i-avtodorogi-upravlenie-avtomobilnimi-perevozkami-massovih-gruzov-v-gorodah-rabotu.html